Влекут ли ошибки перечисленные ниже отмену приговора

Влекут ли ошибки перечисленные ниже отмену приговора

Всё об уголовных делах

Ошибки в приговоре, подборка материалов

– обратите внимание, ошибки в приговоре бывают двух видов:

а) первый тип: это ошибки которые трактуются как существенные нарушения , влекущие изменение приговора. Именно об этом типе ошибок мы рассказываем ниже. Для таких ошибок исправление производится путем подачи жалоб в апелляционном или кассационном порядке.

(Примечание: по своей практике можем сказать, что если произнести в судебном заседании в апелляции или кассации волшебную фразу “прошу суд обратить внимание на следующие ошибки и несоответствия в приговоре” то судьи заметно оживляются и начинают слушать очень внимательно. Дело в том, что такие ошибки сразу видны – мгновенно доказуемы, ведь текст приговора лежит прямо перед судьей).

б) второй вид ошибок, это так называемые технические ошибки , они никак не помогают изменить приговор. Исправляются такие ошибки в порядке исполнения приговора ( п.15 397 УПК и п. 22 Пленума № 21) . Подробнее об этом типе ошибок можно прочитать здесь : Разъяснение неясностей и исправление ошибок в приговоре.

Противоречия в выводах суда

Мелкие процессуальные нарушения не помогают отменить приговор

Путаница в формах умысла, логическая ошибка в приговоре

Отсутствие подписи судьи

Выявление на стадии апелляции

– ч.2 303 УПК приговор подписывается всеми судьями

– приговор должен быть подписан всеми судьями, входящими в состав суда ( ч.2 303 УПК ).

Существенные нарушения , закона, перечень признаваемый практикой

– отсутствие подписи судьи относится к существенным нарушениям и является безусловным основанием для отмены приговора.

– п.10 ч.2 389.17 в приговоре нет подписи судьи, основание для отмены

– в апелляционной норме п.10 ч.2 389.17 УПК отсутствие подписи судьи указывается как одно из безусловных оснований для отмены приговора.

– подробнее можно изучить такую ситуацию здесь: Апелляционное определение не подписано судьями, существенное ли это нарушение ?

Выявление на стадии кассации

– п. 20 Пленума № 19 отсутствие подписи судьи искажает суть правосудия

– в кассационной жалобе возможно ссылаться на п. 20 Пленума № 19 ( отсутствие подписи судьи искажает суть правосудия).

Противоречия в приговоре

– один из самых легких и эффективных способов отмены приговора: найти в нем логическую ошибку в формулировках.

ч.4 389.16 УПК противоречия в выводах суда, основание для отмены

противоречия в выводах , изложенных в приговоре – это основание для его отмены прямо предусмотренное нормой ч.4 389.16 УПК .

– приводя мотивировку своих выводов суд может запутаться в них и привести в тексте приговора такие формулировки, которые являются взаимоисключающими.

Наиболее актуально это для поиска ошибок в приговоре на стадии кассации . На этой стадии у судьи помимо текста жалобы есть только приговор и апелляционное определение, материалов дела у него нет.

И вот здесь как раз и важно в тексте жалобы показать, что в самом тексте приговора содержится такая ошибка, которая влечет его отмену. Если ошибку изложить наглядно, то дело передадут на рассмотрение даже без запроса дела.

Противоречия должны повлиять

– важный аспект, противоречия влекут отмену приговора только в том случае, если они:

ч.4 389.16 УПК противоречия повлиявшие на выводы о виновности

а) повлияли на выводы о виновности ( ч.4 389.16 УПК ).

ч.4 389.16 УПК противоречия повлиявшие на применение уголовного закона

б) повлияли на применение уголовного закона (что под этим подразумевается смотрите в ч.1 389.18 УПК ).

ч.4 389.16 УПК противоречия повлиявшие на меру наказания

– то есть, в своей жалобе Вы должны не просто описать противоречия, но и указать: на какой именно из перечисленных в ч.4 389.16 УПК вопрос повлияли эти противоречия (если это не сделать, то Ваш аргумент повисает в воздухе).

Примеры из практики

– это примеры именно логических ошибок: суд, описывая преступление в приговоре, применяет одну формулировку, и при этом противоречит формулировке в законе (например, описывает действия возможные только с прямым умыслом, но описывает их такими словами, которые предполагают косвенный умысел).

Иллюстрация : путаница между косвенным умыслом и неосторожностью ( ч.4 111 УК )

Иллюстрация : путаница между легкомыслием и небрежностью ( 264 УК )

Две стороны медали

– этот способ отмены приговора (найти логическую ошибку, зацепится за нее, вынудить вернуть дело вниз) имеет две стороны:

– поймать суд на логической ошибке, это один из надежнейших приемов для отмены судебного решения. Эта легко потому, что если противоречие удалось найти при изучении приговора, то остается только правильно раскрыть в жалобе в чем именно они выразились. То есть, в самой жалобе уже будет очевидно, что приговор следует отменить (обычно эта необходимость отмены видна на 100 %).

II). Техническая отмена

– но у этой легкости есть и обратная сторона. Следует учитывать, что в тех случаях, когда в приговоре выявлены противоречия технического характера, то отмена приговора, это еще не победа. Новое судебное рассмотрение вполне может свестись к формальному повторению всего судебного разбирательства и устранению логической ошибки в приговоре, без реального смягчения.

Стартер для кассации

Стартер – поиск аргумента для того, чтобы судья запросил дело

– при обжаловании в кассационной инстанции указанный тип нарушений может использоваться в качестве стартера .

Верховный суд указал не исправлять ошибки следствия

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 16 марта 2011 года утвержден «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвёртый квартал 2010 года».

Среди прочего в обзоре верховного суда приведена ситуация, подробнее изложенная в определении №4-О10-164. Которое я хотел бы предоставить на обсуждение уважаемой аудитории.

Речь идет о возврате дела прокурору в порядке статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса.
Верховный суд указывает на необходимость возврата некачественных обвинительных заключений (уголовных дел) прокурору на устранение недостатков.

По моему мнению, Верховный суд, в данном случае, указывает на одну из сторон, которая позволила бы частично изменить существующую систему расследования, при определенном стечении обстоятельств, повысить качество следствия.

Согласно сведений Судебного департамента при Верховном суде России, в порядке, предусмотренном указанной статьей было возвращено около 5% дел.

В соответствии с положениями статьи 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. К указанным препятствиям закон относит:

– нарушения требований УПК РФ при составлении обвинительного заключения, исключающие возможность постановления приговора или вынесения иного решения;

– невручение обвинительного акта в установленном порядке;

– необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта, о применении принудительной меры медицинского характера;

– имеются основания для соединения уголовных дел;

– при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права.

Необходимо отметить, что сама статья 237 УПК РФ неоднократно изменялась под существенным давлением то со стороны генеральной прокуратуры РФ, то со стороны СК РФ.

По сути, норма, закрепленная в ней, была призвана изначально запретить так называемое доследование.
Но учитывая, ужасно низкое качество следствия в подобном случае у судов не осталось бы выбора и пришлось бы выносить множество оправдательных приговоров.

В Постановлении РФ от 08.12.2003 №18-П Конституционный Суд РФ дал свою трактовку некоторых норм, указанной правовой конструкции, которая позволила фактически негласно расширить четко установленные законом сроки устранения недостатков и проведения необходимых следственных действий.

Федеральным законом от 02.12.2008 №226-ФЗ признана утратившей силу часть 4 указанной статьи, запрещавшая производство каких-либо следственных или иных процессуальных действий, не предусмотренных настоящей статьей, по уголовному делу, возвращенному прокурором.

Тем же Федеральным законом признана утратившей силу норма части второй указанной статьи о 5-дневном сроке устранения недостатков, и норма о признании недопустимыми доказательств полученных по истечении указанных процессуальных сроков.

На мой взгляд, фактически, весь изначальный смысл указанной юридической конструкции был кардинально изменен в угоду нерадивому следствию.

Не вдаваясь в подробности, хочу остановиться на нарушениях, допускаемых при составлении обвинительного заключения.

Много говориться о качестве следствия в России.
Мы часто обсуждаем причины предельно низкого качества расследования уголовных дел и составления процессуальных документов.

Причин действительно много.
К ним можно отнести большую загруженность следователей, коррупционную составляющую, слабую профессиональную подготовку следователей и многие другие.
Но, бесспорно, эти факторы не могут быть объяснением судебных ошибок и привлечения к уголовной ответственности невиновных.

Читать еще:  Как продать гараж без документов?

Если брать личную статистику, то можно привести свои примеры.
С точки зрения формального соблюдения требований статьи 220 УПК РФ, в соответствии с которыми в обвинительном заключении должны быть указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, почти ни одно прочитанное мной обвинительное заключения в полной мере им не соответствует. Из большинства подобных документов невозможно понять в полной мере в чем обвиняется привлекаемое лицо.

Конечно, мои наблюдения вряд ли можно назвать объективными.
Во-первых, большая часть дел, с которыми я сталкиваюсь объективно очень объемны, обвинительные заключения зачастую составляют несколько десятков томов, и в них в силу объема, могут встречаться множество ошибок.
Во-вторых, я специализируюсь на защите по наиболее сложным внешне-экономическим делам. Специалистов в этой области среди следователей не так много, а расследовать приходится.

Невзирая на это, моя адвокатская практика показывает, что почти в 99% случаев, по ходатайству стороны защиты дела возвращаются.
По причине нежелания судей «разгребать» ошибки следствия.

Однако, действенным, массовым методом борьбы с низким качеством расследования, подача ходатайства о возврате дела прокурору для устранения недостатков пока не стала. Указанные ходатайства не стали повсеместными.

Невзирая на это, на мой взгляд, это действенная мера, позволяющая не только восстановить в полной мере право обвиняемого на защиту (в части права – знать в чем он обвиняется), но и способ исключить из обвинения много излишне вмененного.
Я не раз писал об этом (Возврат дела прокурору – действенный рычаг в инструментарии адвоката).

Указание судам на возможность принимать жесткие решения, о возврате дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению, должно дать толчок к установлению нового барьера, своеобразного фильтра, для прохождения некачественными уголовными делами последующих процессуальных стадий.

Возможное практическое развитие указанного, серьезным образом суженного правового института, должно дать толчок для повышения качества расследования.

Верховный суд: нарушение прав обвиняемого не повод для отмены оправдательного приговора

Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения прав обвиняемого не допускается, если только об этом не просил сам фигурант дела или его адвокат, либо представитель, указал Верховный суд (ВС) РФ . Он счёл недопустимой ситуацию, когда попытка защитить права подсудимого из-за путаницы с основаниями, по которым его следует освободить от уголовной ответственности, приводит к тому, что оправданный вновь обретает статус обвиняемого. Такой результат существенно ухудшает положение оправданного, подчеркивает ВС РФ .

В своём определении высшая инстанция также напомнила о праве участников процесса на обращение в Конституционный суд РФ с вопросом о соответствии положений статьи 401.6 Уголовно-процессуального кодекса основному закону страны.

Суть дела

Житель Карачаево-Черкессии обвинялся в гибели людей в результате оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности (часть 3 статьи 238 УК РФ). Суд первой инстанции оправдал подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления и признал за ним право на реабилитацию.

Однако Верховный суд республики приговор отменил и вынес новый: на этот раз фигурант дела был также оправдан, но по другим основаниям — ввиду непричастности к совершению преступления. Апелляция сочла, что обстоятельства дела свидетельствуют не об отсутствии в действиях подсудимого состава преступления, а о его непричастности к совершению деяния, в котором все же имеются все признаки нарушения закона.

Позднее Президиум ВС КЧР усмотрел в данной ситуации нарушение закона, поэтому тоже отменил приговор уже апелляционной инстанции, но на этот раз дело было направлено на новое рассмотрение. Своё решение Президиум мотивировал тем, что суд апелляционной инстанции при вынесении оправдательного приговора ухудшил положение подсудимого.

При новом апелляционном рассмотрении дела приговор снова был отменён, но теперь материалы отправили в прокуратуру для устранения препятствий по рассмотрению дела судом.

В итоге всей этой «чехарды» ранее оправданный по уголовному делу вновь приобрел процессуальный статус обвиняемого.

Позиция ВС

Высшая инстанция отмечает, что ухудшение положения оправданного допустил именно президиум Верховного суда Карачаево-Черкессии .

Закон позволяет пересмотреть в кассационном порядке приговор по основаниям, влекущим ухудшение положения оправданного, только в срок, не превышающий одного года со дня вступления его в законную силу, и если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, напоминает ВС РФ .

Однако вопреки требованиям статьи 401.6 УПК РФ президиум ВС КЧР отменил приговор.

При этом его выводы относительно возможности отмены приговора в целях изменения формулировки оправдания были сделаны без учета разъяснений, содержащихся в пункте 19 постановления Верховного суда РФ «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», согласно которым отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается, указал ВС РФ .

«Оправдательный приговор может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя», — отмечает высшая инстанция.

Однако в данном деле ни оправданный, ни его защитник не ходатайствовали об изменении основания оправдания.

В связи с чем высшая инстанция сочла необходимым отменить решение президиума ВС Карачаево-Черкессии как принятое с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела, равно как и повторное апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда республики.

ВС РФ определил передать дело на новое кассационное рассмотрение в ином составе суда.

При этом, поскольку Президиум ВС КЧР утвержден в составе 7 членов, а в настоящее время фактически действует в составе 5 судей, четверо из которых принимали участие в первом кассационном рассмотрении жалобы, то в целях процессуальной экономии ВС РФ изменил территориальную подсудность кассационной жалобы и направил ее в президиум Ставропольского краевого суда .

ВС также указал, что передача уголовного дела на новое кассационное рассмотрение не лишает участников процесса права на обращение в Конституционный суд РФ с вопросом о соответствии положений статьи 401.6 УПК РФ Конституции РФ.

Нарушение положений ст. 303 УПК РФ, запрещающей внесение в приговор исправлений после его провозглашения, а также ст. 310, 312 УПК РФ, регулирующих порядок провозглашения приговора, является виновным и существенным, поскольку подрывает авторитет судебной власти, доверие граждан к судьям как носителям судебной власти и к правосудию в целом

Нарушение положений ст. 303 УПК РФ, запрещающей внесение в приговор исправлений после его провозглашения, а также ст. 310, 312 УПК РФ, регулирующих порядок провозглашения приговора, является виновным и существенным, поскольку подрывает авторитет судебной власти, доверие граждан к судьям как носителям судебной власти и к правосудию в целом.

Решением квалификационной коллегии судей от 23 июня 2017 г. судья Т. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи городского суда за совершение дисциплинарного проступка. Дисциплинарная коллегия, рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по жалобе Т. на решение квалификационной коллегии, в своем решении указала следующее.

Исследованные в судебном заседании материалы свидетельствуют о том, что допущенные судьей Т. нарушения процессуального законодательства, в том числе по уголовному делу в отношении К., соответствуют тем, что указаны в решении квалификационной коллегии судей.

Из апелляционного определения по уголовному делу в отношении К. следует, что судьей Т. допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, что явилось основанием для отмены обвинительного приговора по уголовному делу с направлением дела на новое судебное разбирательство.

В адрес судьи Т. вынесено частное определение.

Нарушение закона выразилось в том, что содержание оглашенного судьей Т. текста приговора в отношении К. существенно отличается от текста приговора, имеющегося в деле, и текстов копий приговора, врученных сторонам. Расхождения между оглашенным приговором и содержащимся в материалах уголовного дела приговором в отношении К. составляют более 800 слов и знаков препинания.

Кроме того, не оглашено, но внесено в приговор более 200 слов. Такие значительные расхождения между текстами оглашенного и имеющегося в деле приговоров суд апелляционной инстанции расценил как неустранимое в суде апелляционной инстанции существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое путем лишения или ограничения гарантированных прав участников уголовного судопроизводства или иным путем повлияло или могло повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Читать еще:  Должны ли мне доплачивать деньги к зарплате?

В частном определении, вынесенном в адрес судьи Т., не только обращено внимание на указанное нарушение уголовно-процессуального закона, но и сделан вывод о том, что подобные факты подмены приговоров или внесения в них исправлений после провозглашения недопустимы в судебной практике, поскольку подрывают авторитет судебной власти, доверие граждан к судьям как носителям судебной власти и к правосудию в целом.

Данные обстоятельства подтверждены материалами дела, в том числе аудиозаписью оглашения приговора судьей Т. Принадлежность Т. голоса, содержащегося на представленных экспертам аудиозаписях, подтверждается заключением экспертов Экспертно-криминалистического центра главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Москве.

Таким образом, Т. грубо нарушила требования уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела в отношении К., в том числе положений ст. 303 УПК РФ, запрещающей внесение в приговор исправлений после его провозглашения, а также ст. 310, 312 УПК РФ, регулирующих порядок провозглашения приговора и вручения его копий, на что указывалось в представлении о привлечении Т. к дисциплинарной ответственности.

Кроме того, в судебном заседании Дисциплинарной коллегии нашли свое подтверждение и другие нарушения уголовно-процессуального законодательства. Так, судьей Т. допущены нарушения, связанные с вопросами обращения приговоров к исполнению в отношении 8 осужденных. По уголовному делу в отношении С. судьей Т. были неправильно применены положения ст. 81 УК РФ об освобождении от наказания в связи с болезнью, а также требования нормативных правовых актов, регламентирующих процедуру освобождения осужденного от отбывания наказания ввиду данного обстоятельства.

Дисциплинарная коллегия отметила, что допущенное судьей Т. нарушение по своему характеру является виновным и существенным. Оно не может рассматриваться как ошибка в толковании и применении норм права, то есть как судебная ошибка. Нарушения, допущенные судьей Т., носят очевидный характер, они повлекли искажение принципов уголовного судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, что свидетельствует о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий.

При разрешении вопроса о виде дисциплинарного взыскания квалификационной коллегией судей, вопреки доводам жалобы административного истца, учтены обстоятельства совершения проступка, его тяжесть, данные о личности и семейном положении Т., ее профессиональные качества и стаж работы в должности судьи, то есть все те обстоятельства, на которые она обращает внимание. Решение о привлечении Т. к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи вынесено квалификационной коллегией в правомочном составе, тайным голосованием, большинством голосов. Нарушений процедуры голосования не установлено. На основании изложенного Дисциплинарная коллегия в удовлетворении жалобы Т. отказала.

Определение Ленинградского областного суда от 03.11.2010 N 22-2005-10 Если действия обвиняемого правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 161 УК РФ как грабеж, однако суд в мотивировочной части приговора вместо “открытое хищение“ ошибочно указал “тайное хищение“, то допущенная судом первой инстанции техническая ошибка не влечет обязательную отмену приговора, а суд кассационной инстанции вправе ее исправить без направления дела на новое судебное рассмотрение, поскольку внесение подобного изменения в приговор не нарушает права осужденного и не ухудшает его положение.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

от 3 ноября 2010 г. N 22-2005-10

Судья: Бойкова Н.Н.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Перфильева Г.В.

судей Теске Н.А. и Эдвардса Д.В.,

при секретаре К.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 03 ноября 2010 года кассационную жалобу осужденного В. на приговор Тосненского городского суда Ленинградской области от 13 сентября 2010 года, которым

несудимый, мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении,

– осужден по ст. 161 ч. 1 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ сроком на два года с удержанием в доход государства 5% заработка.

По приговору суда установлена вина В. в совершении грабежа, то

есть открытого хищения чужого имущества. Преступление совершено около 18 часов 45 минут 25 февраля 2010 года в г. Никольское Тосненского района Ленинградской области, при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

В судебном заседании подсудимый В. полностью согласился с предъявленным ему обвинением и ходатайствовал о постановлении приговора в порядке ст. 316 УПК РФ, то есть без проведения судебного разбирательства.

Заслушав доклад судьи Теске Н.А., мнение прокурора Григоряна Д.К., полагавшего приговор в отношении В. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного оставить без удовлетворения, судебная коллегия

В кассационной жалобе осужденный В. с приговором не согласен, не оспаривая содеянного, считает приговор незаконным и несправедливым, не согласен с квалификацией его действий и размером назначенного наказания. Квалифицировав его действия по ч. 1 ст. 161 УК РФ, как грабеж, суд, в то же время, указал на совершение им тайного хищения чужого имущества, которое должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Кроме того, назначенное ему наказание, является чрезмерно суровым и не соответствует тяжести совершенного преступления. Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях Тосненский городской прокурор Сакулин Г.В., указывает, что действия В. судом правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 161 УК РФ, как грабеж, однако при квалификации действий В. суд в приговоре, вместо открытого хищения ошибочно указал тайное хищение, что является технической ошибкой и не влечет обязательную отмену приговора. Наказание В. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6 и 60 УК РФ, с учетом личности осужденного, и несправедливым не является. Просит приговор в отношении В. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела,

обсудив доводы кассационной жалобы и возражений прокурора, судебная коллегия находит приговор в отношении В. законным и обоснованным, а доводы кассационной жалобы осужденного, подлежащими оставлению без удовлетворения, по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 1 УК РФ являются правильными, основаны на согласии подсудимого с предъявленным обвинением и на доказательствах, содержащихся в материалах уголовного дела.

Доводы кассационной жалобы осужденного о незаконности приговора в связи с неправильным применением уголовного закона, судебная коллегия находит необоснованными, как противоречащие фактическим обстоятельствам.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, действия В. судом правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 161 УК РФ, как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества.

В резолютивной части приговора суд признал В. виновным и назначил ему наказание по ч. 1 ст. 161 УК РФ.

В описательной части приговора, описывая преступное деяние В., суд указал, что 25 февраля 2010 года около 18 часов В., находясь в магазине “Продукты“, зашел за прилавок винно-водочного отдела, откуда открыто похитил одну бутылку водки “Пять озер“ емкостью 0,5 литра, стоимостью 84 рубля, после чего, продолжая свои преступные действия, зашел в складское помещение магазина, откуда открыто похитил одну бутылку пива “Балтика-6“, стоимостью 38 рублей, после чего с похищенным из магазина ушел, причинив ущерб ИП “Евланова“ на сумму 122 рубля.

Таким образом, преступное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 161 УК РФ судом в описательной части приговора изложено правильно. Однако в мотивировочной части приговора, квалифицировав действия В. по ст. 161 ч. 1 УК РФ как грабеж, суд ошибочно указал на тайное хищение чужого имущества.

По мнению судебной коллегии судом допущена техническая ошибка,

которая может быть исправлена без отмены приговора и направления уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Допущенная судом техническая ошибка подлежит исправлению, следует считать В. осужденным по ст. 161 ч. 1 УК РФ за совершение грабежа, то есть открытое хищение чужого имущества. Внесение такого изменения в приговор не нарушает права осужденного и не ухудшает его положение.

Уголовное дело судом первой инстанции рассмотрено в особом порядке, приговор постановлен в порядке ст. 316 УПК РФ без проведения судебного разбирательства, в связи с согласием подсудимого с предъявленным обвинением.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого В., обстоятельства, смягчающие наказание, отсутствие отягчающих обстоятельств, и влияние назначенного наказания на его исправление. В. вину признал полностью, что судом признано обстоятельством, смягчающим ему наказание. Учитывая, что В. не работает, злоупотребляет спиртными напитками, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для применения к нему ст. 73 УК РФ, т.е. назначения ему условного наказания. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом первой инстанции установлено не было.

Читать еще:  Наследники по представлению без завещания

Наказание В. судом первой инстанции назначено правильно в соответствии с требованиями ст. 316 УПК РФ и ст. ст. 6 и 60 УК РФ и чрезмерно суровым не является. Какие-либо исключительные обстоятельства, существенно уменьшающие общественную опасность совершенного преступления и являющиеся основанием для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ, судом первой инстанции установлены не были.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены приговора, как об этом поставлен вопрос в кассационной жалобе осужденного, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

Приговор Тосненского городского суда Ленинградской

области от 13 сентября 2010 года в отношении В. – изменить:

– в описательно-мотивировочной части приговора считать правильной квалификацию действий В. по ч. 1 ст. 161 УК РФ, как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества.

В остальной части данный приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного – оставить без удовлетворения.

Комментарий к статье 465 настоящего Кодекса

1. В ст.465 ничего не сказано об особенностях процедуры рассмотрения

дел в кассационной палате, из чего следует, что применяется обычная процедура,

установленная главой двадцать восьмой настоящего Кодекса.

2. Кассационная палата проверяет как законность, так и обоснованность

приговоров, в том числе по дополнительно представленным материалам, при этом

дело проверяется в полном объеме в отношении и тех осужденных, которые жалобы

не подавали (ст. 332).

3. Действуют правила о сроках рассмотрения уголовного дела в кассационной

инстанции (ст.333), об открытом рассмотрении дела (ст.334), о лицах, участвующих

в рассмотрении дела с допущением заключенного под стражу подсудимого по усмотрению

суда (ст.335), об извещении участников процесса относительно времени рассмотрения

дела (ст.336), о представлении новых материалов (ст.337), о порядке рассмотрения

дела в кассационной инстанции (ст.338), о видах определений, выносимых кассационной

инстанцией, кроме направления дела на новое расследование (ст.339), о недопустимости

ухудшения положения подсудимого в кассационной инстанции (ст.340), об отмене

оправдательного приговора не иначе как по протесту прокурора, жалобе потерпевшего

или оправданного (ст.341), о последствиях отмены приговора, за исключением

направления дела на новое расследование (ст.348), об отмене обвинительного

приговора с прекращением дела (ст.349), за исключением отмены ввиду отсутствия

события преступления и недоказанности участия в нем подсудимого, об изменении

приговора (ст.350), о содержании кассационного определения (ст.351), об указаниях

кассационной инстанции (ст. 352), о рассмотрении дела судом первой инстанции

после отмены приговора (ст. 353), за исключением применения закона о более

тяжком преступлении, поскольку это требовало бы предъявления более тяжкого

обвинения, но это невозможно, так как возвращение дела для нового расследования

законом не предусмотрено; об обращении к исполнению определения кассационной

инстанции (ст. 354); о частном определении суда кассационной инстанции (ст.

4. Существенно изменены основания к отмене или изменению приговоров.

Односторонность или неполнота предварительного следствия сами по себе не являются

основанием для отмены приговора. В такого рода случаях, как правило, является

односторонним или неполным и судебное следствие. Поэтому приговор подлежит

отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, который

при невозможности устранить дефекты следствия должен вынести оправдательный

приговор. Сомнительные данные о личности толкуются в пользу подсудимого, которому

в этих случаях может быть снижена мер наказания. Ошибочное исключение допустимых

доказательств, как и неиспользование для обоснования приговора недопустимых

доказательств влечет отмену приговора лишь в случаях, когда эти доказательства

имеют существенное значение для дела. Вопрос о допустимости (недопустимости)

и существенности доказательств решает кассационная инстанция, притом не всегда

так, как он был решен судом первой инстанции.

Положения п. 1 ч.2 ст.343 в комментируемой статье скорректированы на

возможность их применения с принципом состязательности при проверке законности

и обоснованности актов, вынесенных судом присяжных. В частности, основанием

для отмены приговора является отказ сторон в исследовании доказательств, имеющих

существенное значение для дела (непроведение допросов, осмотров, экспертиз

5. Приговор подлежит отмене, если не проведена экспертиза, когда согласно

закону ее проведение обязательно (ст. 79). Другие статьи УПК, перечисленные

в ч.1 ст.465, не содержат сведений о доказательствах, подлежащих обязательному

6. Основания для отмены приговора ввиду существенных нарушений закона указаны в ст. 345.

7. В п. 3 ч.1 ст.465 имеется в виду неправильное применение материального

закона – уголовного и гражданского (при разрешении гражданского иска), – притом

лишь излишне строгого уголовного закона, что может влечь изменение приговора

только в благоприятную для подсудимого сторону. Отмена приговора для применения

статьи Уголовного кодекса, предусматривающей более строгое наказание, не допускается,

так как в этом случае на предварительном следствии должно быть перепредъявлено

обвинение, но закон не наделяет кассационную инстанцию правом возвращать уголовные

дела для дополнительного расследования. Судебные ошибки такого рода остаются

8. Назначение несправедливого наказания – основание для отмены приговора

с целью усиления наказания или изменения приговора с целью смягчения наказания

– указано в ст. 347.

9. В ст. 465 не указано такое основание отмены или изменения приговора,

как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам

По-видимому, законодатель исходил из того, что указанное нарушение уголовно-процессуального

закона вполне охватывается п. 2 ч.1 ст.465, так как оно по своей сути является

существенным нарушением уголовно-процессуального закона. И суд второй инстанции

обязан проверить соблюдение указанного требования судом первой инстанции.

При этом имеется в виду, что выводы судьи в приговоре опираются на вердикт

присяжных, где доказательства не приводятся. Но доказательства, исследованные

судом первой инстанции, фиксируются в протоколе судебного разбирательства.

Опираясь на него, кассационная инстанция проверяет, вытекают ли выводы присяжных,

изложенные в вердикте, и выводы судьи, изложенные в приговоре, из фактических

обстоятельств дела и исследованных в суде доказательств. Однако кассационная

инстанция не может заменить вердикт собственными выводами. При несогласии

с вердиктом кассационная инстанция должна, отменив приговор и вердикт, направить

дело на новое рассмотрение в ином составе суда. Кассационная инстанция не

вправе отменить приговор и вердикт и прекратить дело за отсутствием события

преступления и за неучастием подсудимого в совершении преступления (не применяются

п. 1 ч.1 ст.5 и ч.2 ст.349). Решение этих вопросов – прерогатива присяжных

заседателей при новом рассмотрении дела.

10. Всякая неполнота и односторонность судебного разбирательства влечет

несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам

дела. Поэтому отмена приговора может состояться одновременно по двум основаниям.

11. Закон не предусматривает отмену приговора без отмены вердикта.

12. Кассационная инстанция вправе прекратить уголовное дело за отсутствием

в действиях подсудимого состава преступления (п. 2 ст.5), включая случаи отказа

прокурора от обвинения при рассмотрении дела в кассационном порядке. В отличие

от председательствующего в суде присяжных, кассационная инстанция вправе прекратить

дело за истечением сроков давности уголовного преследования, ввиду амнистии

и помилования (пп. 3, 4 ч.1 ст.5). Она вправе прекратить дело и по основаниям,

предусмотренным пп. 5, 8-11 ст.5, ст.6-9.

13. Кассационная инстанция вправе изменить приговор в благоприятную для

осужденного сторону, но не может исключить или изменить фактическую сторону

обвинения (например, в части эпизодов обвинения), признанную доказанной коллегией

присяжных заседателей. Для исключения этих обвинений или их части (отдельных

эпизодов) кассационная инстанция должна отменить приговор и направить дело

на новое судебное рассмотрение (по аналогии с ч.3 ст.459).

14. Если несмотря на нарушение прав подсудимого (например, права на защиту),

были вынесены оправдательный приговор, постановление судьи о прекращении дела

или иное благоприятное для подсудимого решение, то они не могут быть отменены

кассационной инстанцией по мотивам существенного нарушения прав обвиняемого.

Если же оправдательный приговор, постановление о прекращении дела или

иное благоприятное для подсудимого решение не связаны с нарушением прав подсудимого,

то они могут быть отменены, в частности, ввиду ошибочного исключения из разбирательства

допустимых доказательств, необоснованного отказа стороне обвинения в исследовании

доказательств, существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не

повлекших нарушение прав подсудимого.

15. После рассмотрения дела кассационной инстанцией новое расследование

в принципе возможно, если после отмены приговора судья в стадии предварительного

слушания признает необходимым производство дополнительного расследования (ст.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector